Новости

Автор: Людмила Калугина  

Из сельской глубинки заметки к одному официальному документу.

Глава челябинского Минсельхоза Сергей Сушков отчитался губернатору Борису Дубровскому об итогах деятельности агрокомплекса в первом полугодии 2016 года. По словам Сушкова,  АПК региона «показывает рост по всем направлениям. В производстве мяса птицы рост стабильный – 6%, в производстве яиц еще больше – 7%. По производству свинины – порядка 50%  рост к прошлому году, по поголовью свиней – порядка 20%». Ну и, конечно, в обязательный отчетный набор вошли «овощи закрытого грунта».

Далее в рапорте упоминается яровой сев, увеличение объема посевов зерновых и зернобобовых культур, заготовка кормов, и даже, как достижение – увеличение  площади  паровых полей.

Итак, понятно, что в рапорте министра отмечены агронаправления, какими можно было похвалиться, а вот в молочном животноводстве области,  получается, хвалиться и нечем.

В переработку ежесуточно сдается 500 тонн молока (для сравнения – в Свердловской области – 1600 тонн), количество коров в ЛПХ неуклонно уменьшается. И только по-прежнему «локомотив» товарного молочного производства,  СПК «Коелгинское»  стабильно, со своими 50-ью тоннами, одно (!) дает десятую часть всего молока, отправляемого  в переработку.

ФАКТ:И особого роста объемов товарного молока  в регионе,  к сожалению,  не предвидится. Свердловчан со своей «молочной политикой» мы не догоним, а «тянут» этот производство  в области исключительно трудяги-сельхозкооперативы, не лишая жителей хотя б натурального цельного молока и качественных кисломолочных продуктов.

Ну, а местные олигархи с сегментом  агробизнеса предпочитают ставку делать на птицу и свиней. Здесь ведь продукция  не скиснет за сутки…  Да и заботы нет по дойке.

2222 коровы …

Столько сегодня дойных коров в «Коелгинском» на трех животноводческих фермах, самая «населенная» – центральная, куда мы приехали на утреннюю дойку со Светланой Жарко, старшим зоотехником, кстати, с высшим ветеринарным образованием.

И то сказать – одно название, что  «утренняя»:  с 6 часов 1067 буренок отдаиваются только к половине  второго дня, группами прокатившись на 36 –местной  «карусели» –  доильном комплексе, пока единственном в области. Вечером та же история,  до половины второго ночи. Так что доярки приходят домой уже по летнему рассвету.

За поворот круга  в  5 – 6 минут корова должна успеть отдать все молоко, а это в среднем 25 литров. Какая-то и не успеет –  сама по себе она тугодойкая  особа,  и тогда  «карусель»  притормаживает. Вот так, подстраиваясь под кормилиц, и идет обычная дойка. За восемь часов перед глазами девушек проплывает больше тысячи … скажем, «коровьих хвостов», бывает, и обдадут невзначай.

После каждой выдоенной группы – технологический перерыв, моется и  «карусель», и пол в доильном зале тщательно промывается от коровьих «неожиданностей».

У операторов машинного доения (да простится мне вышесказанное – доярки) здесь  что-то  вроде бригадного подряда:  втроем они справляются со всеми процедурами, подменяя друг друга на мойке вымени, присоске «стаканов», отъеме аппарата, обработке после дойки. График скользящий: провели вечернюю и затем утреннюю дойки – идут отдыхать на сутки. Получается, что при  беспривязном содержании дойку проводят шесть постоянных и два временных оператора.  Это, говорит Светлана Николаевна, очень рационально по сравнению с привязной системой  на остальных двух фермах: там на 16 групп коров требуется 24 оператора, а тут в целом получается и себестоимость молока ниже, и труд легче, да и затрат меньше.  

А энтузиазм до сих пор в традиции…

Смотрим из верхнего окна на доильный зал, на спокойных, характерного черно – пестрого окраса, буренок. Все они  собственной селекции –  «голштенизированные». Такой типаж Светлана Николаевна объяснила так: «В течение, наверное, уже лет 18 мы ведем свою селекцию: вначале, еще  совхоз,  был репродуктором, потом мы стали племенным хозяйством, и вот  уже в третий раз нам на 5 лет подтвердили статус племхозяйства .  Медленно, но верно, – от начальной 40 % голштенизации, мы дошли до полной.  Семя мы закупаем американское, то  есть наши коровушки такие американизированные «полукровки» по коелгинскому типажу». Эта шутка нам обеим понравилась.

А вот намек  насчет некоторых «тощеньких»  коров у зоотехника вызвал улыбку, – голштинки не должны быть жирные, это молочная  высокопродуктивная порода. Её идеальные параметры, сродни человеческим модельным  «90-60-90» –  это три выпирающих последних ребра. К примеру, круглобокие  симменталки  никогда не дадут столько молока, сколько голштинки, а особенно коелгинские: сегодня они – рекордсменки в челябинской области по надоям. Так что 3 ребра «коелгинского типажа» дорогого стоят.

 Живут они в просторных коровниках, по 100 буренок в боксах без привязи,  и выпускать их на выгул нельзя, – «корова много ходит – молока меньше». И зеленки им дают минимум – на ней также молоко потерять можно. Рацион – исключительно  привычные корма, сбалансированные также «по-коелгински». Вот и доятся они (по 2015году)  каждая где-то на 8400, а на Погореловском отделении (позже мне похвастались)  даже и до 9 тысяч килограммов некоторые красавицы молока дали.

Остальные хозяйства региона только подтягиваются к такой продуктивности. Но секрет успеха коелгинских животноводов и прост, и сложен: это генетический потенциал, сохранность, кормовая база. Оперативное применение  новых, эффективных технологий  в кормлении. Энтузиазм в этом деле у председателя СПК Анатолия Шундеева, можно сказать, в крови, а подвижничество – также на генетическом уровне:  ведь он – сын легенды южноуральского сельского хозяйства  Ивана Шундеева, первого и единственного директора совхоза Коелгинский.

Анатолий Иванович сегодня – самый главный, пожалуй, радетель молочного животноводства в области. Его хозяйство единственное, вступившее в свердловский Союз животноводов Урала, объединяющий  молокопроизводителей.  Почему же так далеко?

 Ответ Анатолия Ивановича лаконичен: «Понимаете,  ни одно знаковое решение свердловского  минсельхоза не обходится без согласования с этим Союзом животноводов, а у нас  о нем и речи нет: чиновникам, видимо,  невыгодно иметь независимую организацию, которая будет отстаивать интересы производителей молока.»

Шундеев постоянно, остро ставит «молочный вопрос» и в прессе, и на всевозможных агрофорумах  и совещаниях…

Но пока «Коелгинскому» не «благодаря» поддержке государства приходится развивать важнейшую отрасль  российского агрокомплекса, а «вопреки» обстоятельствам и реалиям сегодняшнего дня. Вот скоро на центральном  отделении появится четвертое животноводческое помещение, его строят своими силами, на подкопленные с трудом средства.

 И в эту новую современную базу к ноябрю поставят  200 своих  замечательных породистых телочек. Значит, в следующем году Коелга даст еще больше молока.

Строится новый коровник

  • Очей очарованье. Рододендроны на садовом участке на озере Увильды
    Очей очарованье. Рододендроны на садовом участке на озере Увильды

    Фото Любови Каленик

  • Рододендрон порадовал
    Рододендрон порадовал

    Фото Любови Каленик